Все, что было раньше, и все, что будет позже, — иллюзия. Единственное, что имеет значение,что реально, — настоящее. (Витале Джо)
Главная История в лицах Святые и чудотворцы. Иосиф Волоцкий

Фотопленка

Святые и чудотворцы. Иосиф Волоцкий

Любознательным - Рубрика: История в лицах

Святые и чудотворцы. Иосиф Волоцкий

Преподобного Иосифа Волоцкого нередко называют антагонистом Нила Сорского. Действительно, он предложил свой, отличный от предлагаемого «заволжскими старцами» путь реформирования монашества и свой, особый взгляд на место Церкви в системе Русского государства. И эти его взгляды, в конечном счете в результате острой и бескомпромиссной борьбы с последователями Нила Сорского, так называемыми «нестяжателями», восторжествовали в духовной мысли средневековой России. Но справедливости ради надо сказать, что по многим животрепещущим вопросам тогдашней общественной жизни преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоцкий были единомышленниками.

Жизнь Иосифа Волоцкого известна нам достаточно хорошо, во всяком случае, лучше, чем жизнь большинства других древнерусских святых. Его ученики составили три различных варианта Жития святого. Кроме того, сохранились собственные сочинения преподобного, которые тщательно переписывались его многочисленными последователями. Иосиф (в миру — Иван Санин) родился 12 ноября 1439 или 1440 года в селении Язвище (или, по названию находящейся в нем церкви, Покровском) близ города Волока Ламского (ныне Волоколамск). Село это было пожаловано его прадеду, Александру Сане, выехавшему из Литвы в Россию. Отца святого звали Иваном, мать — Мариной. Весь этот род волоколамских дворян отличался особой набожностью и был как бы предназначен к тому, чтобы дать миру великого святого. И дед с бабкой, и оба родителя Иосифа, и все его братья умерли иноками. (Прежде пострижения отец Иосифа Волоцкого служил при дворе удельного князя Бориса Васильевича Волоцкого, брата великого князя Ивана III.) Известными церковными деятелями стали и племянники Иосифа. Всего в роду святого насчитывают восемнадцать монашеских имен и всего одно мирское.
Святые и чудотворцы. Иосиф Волоцкий Когда мальчику исполнилось семь лет, родители отдали его для обучения грамоты в Крестовоздвиженский монастырь (в городе Волоке), почтенному и опытному старцу Арсению по прозвищу Леженко. Грамота далась отроку легко: за один год он изучил Псалтирь, а на другой так освоил все книги Священного писания, что стал чтецом и певцом в церкви. По достижении двадцати лет Иван, вместе со своим сверстником и соседом Борисом Кутузовым, также выходцем из семьи богатых вотчинников Волока Ламского, решил покинуть мир и уйти в монастырь. С благословения родителей он удалился в Саввин Тверской монастырь, к старцу Варсонофию Неумою. Однако, придя в обитель, юноша был поражен грубым мужицким сквернословием в трапезной монастыря. Он выбежал из трапезной не евши, рассказывает Житие святого, «ибо ненавидел от младых ногтей сквернословие, и кощунство, и неуместный смех». Старец Варсонофий понял, что творилось в душе юноши. «Тебе неудобно будет жить в здешних монастырях, — прямо сказал он ему. — Но иди, Богом возлюбленное чадо, к преподобному игумену Пафнутию в Боровск. Там получишь желаемое».

Так юноша оказался в Боровске. Игумена Пафнутия он застал в трудах: наравне со всей братией старец рубил и носил дрова. Лишь поздно вечером он отправился к богослужению. Иван припал к ногам старца и стал умолять принять его в монастырь. Преподобный Пафнутий увидел искренность и обдуманность его желания и постриг юношу Ивана в иноки, дав ему при пострижении новое имя — Иосиф. Это случилось 13 февраля 1460 года.

Преподобный Иосиф отличался физической силой и выносливостью. Он прошел все монастырские послушания: работал на поварне, хлебопекарне (а это все были нелегкие работы, потому что монастырь кормил не только братию, но и множество богомольцев, странников и нищих), ходил за больными. После ухода Иосифа из дома отец его и мать остались старыми и немощными, вскоре отца разбил паралич. Узнав о случившемся, Иосиф рассказал обо всем старцу Пафнутию, и тот позволил ему взять отца к себе в келью. Отца Иосифа постригли в монахи (с именем Иоанникий); в течение пятнадцати лет преподобный кормил беспомощного родителя и ухаживал за ним. Мать преподобного, по совету старца Пафнутия, также приняла пострижение в монастыре святого Власия на Волоке (с именем Мария).

Иосиф отличался незаурядной внешностью. Он был невысок ростом, но чрезвычайно красив лицом; волосы имел темно-русые, носил округлую, но не слишком длинную бороду. Главное же, это был человек большого ума; он отличался исключительной памятью, знал наизусть множество текстов Священного писания, имел сильный и очень приятный голос. «Была же у Иосифа в языке чистота, в очах быстрость, в голосе сладость, в чтении умиление, достойное удивления великого; не было в те времена нигде подобного ему», — свидетельствует современник. Неудивительно, что Иосиф привлек к себе внимание самого великого князя Ивана III, всегдашнего покровителя Пафнутиева Боровского монастыря. 1 мая 1478 года скончался преподобный Пафнутий Боровский. По повелению великого князя и благословению митрополита Геронтия, Иосиф стал игуменом Боровского монастыря. Но он недолго оставался в обители. Иосиф, вероятно, чувствовал, что не всем пафнутиевским старцам пришлось по душе его назначение. Да и его самого тяготила некоторая неопределенность монастырского устава, отсутствие полного общежительства. Он намеревался ввести в обители большие строгости, добиться полного исполнения общежительного устава, однако большинство братий отнюдь не готовы были к этому. Иосифа поддержали лишь семеро иноков, двое среди которых приходились ему родными братьями. Было решено, что Иосиф отправится в поездку по различным русским обителям, чтобы выбрать в них то, что может оказаться на пользу их собственному монастырю. В этом путешествии Иосифа сопровождал старец Герасим Черный. Иосиф тайно вышел из обители и во время всего дальнейшего путешествия скрывал свое настоящее звание, выдавая себя за ученика старца Герасима.

Он путешествовал в течение года или больше и обошел за это время многие монастыри, но среди них только Кирилло-Белозерский произвел на него сильное впечатление: «не словом общий, а делом». Особенно по нраву пришлась ему благоговейная чинность монахов в церкви и трапезной. Остальные посещенные им монастыри, увы, не отличались ни строгостью устава, ни нравами иноков. В Тверской области, в Саввином монастыре — том самом, где он когда-то хотел принять пострижение, с Иосифом чуть было не приключилась беда. В церкви во время всенощной не оказалось чтецов, которые могли бы прочесть Евангелие, и Иосиф, по принуждению своего спутника Герасима, взялся за чтение. Сперва он читал по слогам, словно новичок, не слишком привыкший к чтению, но затем взялся за дело во всю силу своего искусства. Пораженный его силой голоса и искусством, игумен послал сказать тверскому князю, чтобы тот не выпускал из своей земли такого умельца. Иосифу и его спутнику пришлось тайно бежать за пределы княжества.

В Боровском же монастыре монахи не знали, что и подумать о своем игумене: одни говорили, будто он убит, другие, что бежал неведомо куда. Стали просить великого князя Ивана III дать им нового игумена, но Иван отказался. Наконец, Иосиф вернулся — к общей радости иноков, которым трудно было жить без настоятеля. Впрочем, преподобный не мог долго оставаться на месте, «ибо возгорелось сердце его огнем Святого Духа», свидетельствует Житие. Для того, чтобы воплотить в жизнь свои идеи реформирования монастырской жизни, требовалось создать новый монастырь.

Иосиф вновь тайно покидает Боровскую обитель, на этот раз окончательно. Вместе со своими единомышленниками он отправляется в знакомые ему с детства леса Волоцкого княжества, к князю Борису Васильевичу, брату Ивана III. Князь с радостью встречает хорошо известного ему игумена и передает ему для монастыря землю в сосновом бору в двадцати верстах от Волока Ламского, у слияния рек Сестры и Струги. Согласно рассказу Жития, братии даже не пришлось расчищать место для строительства обители: внезапно поднявшийся вихрь, чудесным образом не причинив людям вреда, повалил могучие деревья.

С самого начала эта обитель задумывалась преподобным не как уединенный от людей скит или пустынь, но как общежительный монастырь, который должен был стать образцовым для прочих русских монастырей. Если некогда игумену Сергию самому приходилось строить церковь и кельи в своем монастыре, то преподобный Иосиф сразу же получает щедрую помощь от князя Бориса Волоцкого. 6 июня 1479 года была заложена первая деревянная церковь во имя Успения Божией Матери (как и в Боровском монастыре); сам преподобный вместе с князем Борисом первыми взяли на плечи бревно и положили его в основание обители. На праздник Успения, 15 августа, церковь была уже освящена. Прошло несколько лет, и в 1484 году, вместо деревянного, начали строить каменный храм. Он был завершен в 1486 году. Расписывал храм величайший русский иконописец Дионисий, а также его сыновья Владимир и Феодосий; среди помощников Дионисия были и племянники Иосифа Волоцкого Досифей и Вассиан.

Церковь поражала великолепием. По свидетельству источников, ее строительство обошлось в тысячу рублей — по тем временам это колоссальная сумма (к примеру, каменный храм в Кирилловом монастыре, построенный примерно в те же годы, обошелся в двести рублей). Уже одно это говорит о богатстве Иосифова монастыря. Первоначально средства шли, главным образом, от князя Бориса Васильевича; вслед за ним в монастырь спешили внести пожертвования прочие князья и бояре. Некоторые из них принимали пострижение и становились иноками Волоцкого монастыря. В качестве пожертвований монастырь получал и села, населенные крестьянами. Уже в год основания он получил от князя Бориса деревню Спировскую; впоследствии земельные пожалования не прекращались. Иосиф показал себя рачительным хозяином, обладающим практическим умом и, что называется, деловой сметкой. Он не только охотно принимает пожертвования, но и умеет заставить знатных и обеспеченных людей передавать свои средства в монастырь — то как плату за помин души, то как вклады знатных пострижеников, то как предсмертные завещания. Иосиф не стесняется даже торговаться относительно требуемых монастырем сумм. В послании княгине Марии Голениной, которой деньги, затребованные монастырем на помин души, показались чрезмерно большими, преподобный так объясняет их необходимость: «Надобно церковные вещи приготовлять, святые иконы и святые сосуды, и книги, и ризы, и братию кормить, и нищих кормить, и странников, и путешествующих». На все это, по его расчетам, в год расходуется по полутораста рублей (в другом послании он называет цифру: триста рублей).

И действительно: масштабы благотворительной деятельности монастыря поражают. Во время голода Иосиф широко растворяет монастырские житницы: кормит в день до семисот человек; детей, брошенных родителями у монастырских стен, собирает в устроенный им приют; когда хлеб заканчивается, приказывает покупать на последние деньги хлеб и даже влезает в долги, занимая деньги на покупку хлеба для голодающих под высокие проценты, что вызывает неудовольствие братии. «Не только голод пробуждает благотворительную деятельность Иосифа, — пишет Г. П. Федотов. — Для окрестного населения монастырь его всегда являлся источником хозяйственной помощи. Пропадет ли у крестьянина коса Или другое орудие, украдут ли лошадь или корову, он идет к «отцу» и получает от него «цену их». До нас дошло письмо Иосифа одному боярину «о миловании рабов». Он слышал о том, что его рабы «гладом тают и наготою отражают», и убеждает его заботиться о подвластных, хотя бы в собственных интересах. Как обнищавший пахарь даст дань? Как сокрушенный нищетою будет кормить семью свою? Угроза Страшным судом Божиим, где «сицевые властители имуть мучимы быти в веки», подкрепляет силу его назидания». Сохранилось и другое письмо преподобного — князю Димтровскому: Иосиф требует, чтобы во время голода были установлены твердые цены на хлеб, иначе нет возможности помочь голодающим. Лучше кого бы то ни было преподобный осознавал социальную значимость монастырей и иночества в целом и прямо писал о необходимости всячески увеличивать богатства монастырской общины, прежде всего, как средства благотворительности. Но не только благотворительности.

Преподобному приходилось отстаивать необходимость владения селами для монастырей и в спорах с другими реформаторами Церкви (в частности, преподобным Нилом Сорским). По свидетельству источников (правда, довольно поздних), на церковном соборе, созванном в 1503 году, Иосиф резко выступил против попыток ограничить монастырское землевладение: «Если у монастырей сел не будет, то как знатному и благородному человеку постричься? А если не будет знатных старцев, то откуда взять на митрополию, или на архиепископию, или на епископию? Ведь если не будет знатных старцев и благородных, то вере будет поколебание». Он стремится превратить свой монастырь в своего рода школу для будущих иерархов Русской Церкви, какой была некогда Печерская обитель преподобного Феодосия, «начальника» иноческой жизни на Руси. И в самом деле, из Иосифова монастыря выйдут многие крупные церковные деятели средневековой России, епископы и митрополиты.

Богатство обители и известный аристократизм его иноков не снижали аскетической строгости царивших в нем порядков. Иосифо-Волоколамский монастырь прославился в первую очередь своей строжайшей дисциплиной, неукоснительным соблюдением монастырского устава, составленного самим Иосифом. Сам игумен подавал пример братии. Он, настоятель богатейшей в России обители, до конца своих дней ходил в худых и заплатанных ризах, не гнушался самой черной работой. Знаменитый русский историк В. О. Ключевский приводит такую зарисовку, характерную для повседневной жизни преподобного. «При устроении монастыря, когда у него не было еще мельницы, хлеб мололи ручными жерновами. Этим делом после заутрени усердно занимался сам Иосиф. Один пришлый монах, раз застав игумена за такой неприличной его сану работой, воскликнул: «Что ты делаешь, отче, пусти меня», и стал на его место. На другой день он опять нашел Иосифа за жерновами и опять заместил его. Так повторялось много дней. Наконец монах покинул обитель со словами: «Не перемолоть мне этого игумена».

Ученики преподобного — во всяком случае, наиболее близкие к нему — стремились во всем походить на своего учителя. Крутицкий епископ Савва Черный, автор одной из редакций Жития святого, так рассказывает о подвигах братии: «И видели, как эти чудные Христовы страдальцы своей волей сами себя мучили: ночью на молитве стояли, а днем на дело спешили, друг с другом состязаясь. Работа же их шла по наставлению и учению Иосифову — с молчанием и с молитвой, и не было среди них никакого празднословия. Какому же и быть среди них празднословию, когда друг другу в лицо никогда не глядели?.. Все были в обуви из лыка и заплатанных одеждах: из вельмож кто, из князей или бояр — на всех равная одежда и обувь, ветхие и со многими заплатами». По благословению игумена иные принимали на себя особые подвиги: «Один панцирь носил на голом теле под свиткою (заметим в скобках, что панцирь в то время стоил огромных денег и был доступен лишь аристократии), а другой — железа тяжелые. И поклоны клали: один тысячу, другой две тысячи, а третий три, а иной только сидя сон вкушал. Так же и во всех службах трудились — сколько, кто может — все с благословением и советом отца Иосифа». Согласно уставу, был введен жесткий контроль за жизнью насельников монастыря, устанавливались наказания нарушающим предписанные нормы поведения. Впрочем, эти наказания не шли ни в какое сравнение с добровольно взятыми на себя тяготами: 50—100 поклонов, «сухоядение», в исключительных случаях посажение «в железа».

Но не сама по себе суровость аскезы, не изнурения плоти, но строгость в соблюдении установленных правил, дисциплина, повиновение игумену составляют основу монастырского устава Иосифа Волоцкого и главную особенность основанного им монастыря. По словам Г. П. Федотова, лишь совершенный запрет горячительного пития и доступа в ограду монастыря женщин и «голоусых» отроков отличали Волоколамский быт от быта обычных русских монастырей того времени. (Иосиф отказывает в свидании даже собственной матери, когда та приходит в его обитель.) Не желая отталкивать от монастыря богатых пострижеников из князей и бояр, лишь немногие из которых способны были разделить его собственные труды и подвиги, Иосиф допускает для них существенные послабления в уставе (но только по благословению игумена). Он разделяет монахов на три «узаконения» — три категории: первые, из «черных людей», на трапезе, кроме больших праздников, получают только хлеб и довольствуются самой ветхой одеждой. Вторые имеют горячее варево, носят лучшую одежду, кожаную обувь, зимой получают шубу. Третьи, из самых высших слоев общества, получают и рыбное кушанье, и калачи и по две одежды. Но все три категории под одеждой обязуются носить власяницы. В трапезной запрещены всякие разговоры. Во время службы каждый занимает строго определенное для него место, дежурные старцы следят за правильным стоянием на службе и будят задремавших. Запрещены и разговоры в кельях.

Иосиф предписывает и правила внешнего поведения иноков: «Прежде о телесном благообразии и благочинии попечемся, потом же и о внутреннем». Внешнее благочиние — условие для обретения спасения. Он наставляет и мирян, как им надлежит вести себя. В своей главной книге — «Просветителе», Иосиф дает такие правила повседневного поведения: «Ступание имей кротко, глас (голос) умерен, слово благочинно, пищу и питие немятежно, потребне (умеренно) зри, потребне глаголи, будь в ответах сладок, не излишествуй беседою, да будет беседование твое в светле лице, да даст веселие беседующим тебе».

Не все из приходящих в монастырь выдерживали; иные уходили прочь, говоря: «Жестоко есть сие житие; и в нынешнем роде кто может таковое снести?» Но оставшиеся, по словам Г. П. Федотова, «спаялись в крепкую дружину и долго после смерти Иосифа продолжали свои подвиги, память о которых отлагалась в своеобразной Волоколамской литературе, составляющей настоящий Волоколамский патерик — единственный настоящий патерик северной Руси». (Напомним, что Патерик, или «Отечник», представляет собой книгу сказаний о подвигах иноков какого-либо отдельного монастыря.)

Деятельность преподобного Иосифа вышла далеко за рамки основанной им обители. Его с полным правом можно назвать одним из самых влиятельных людей в России конца XV — начала XVI века. Едва ли не более всего Иосиф Волоцкий известен в русской истории своей борьбой с ересью, распространившейся в конце XV века в Новгороде, а затем и в Москве и получившей название «ереси жидовствующих». По словам самого Иосифа, ересь эта была завезена в Новгород неким иудеем Схарией (Захарией), который увлек в свою веру некоторых из новгородских священников: впоследствии от них научились другие, и так ересь распространилась сначала в Новгороде, а затем, вместе с переехавшими новгородцами, и в Москве. Причем ее приверженцами стали не только, и даже не столько рядовые священники, сколько многие иерархи Церкви и люди из окружения самого великого князя Ивана III. Впрочем, современные исследователи ставят под сомнение взгляды Иосифа на истоки появления ереси в Новгороде, считая «жидовина» Схарию личностью более мифической, нежели реальной. Название же свое ересь получила из-за приверженности новгородских и московских еретиков к неканонической литературе, в том числе и иудейской (переведенной с древнееврейского языка), а также астрологии и кабалистике. (Первоначально это, по-видимому, было вызвано спорами по поводу приближающегося «конца света», которого ожидали в 1492 году, 7000-м по принятому в то время счету лет от «Сотворения мира»; в подобной литературе новгородские вольнодумцы искали опровержения общепринятых расчетов.) Но так или иначе, а сторонники ереси, действительно, вскоре (после присоединения Новгорода к Москве и массовых переселений новгородцев) заняли многие важные посты в церковной иерархии. Сторонником ереси был видный дипломат и государственный деятель дьяк Федор Курицын; благосклонно относилась к еретикам-вольнодумцам невестка великого князя Ивана III Елена Волошанка (вдова его покойного сына Ивана Ивановича Молодого); да и сам великий князь, как полагают, до определенного времени благоволил еретикам. Тайным еретиком называли и митрополита Зосиму Брадатого, занимавшего кафедру в 1490—1494 годах.

Борьбу с ересью «жидовствующих» начал новгородский архиепископ Геннадий, который вскоре привлек к ней и Волоцкого игумена. (Волок в церковном отношении подчинялся Новгороду.) Иосиф выказал себя неукротимым и бескомпромиссным борцом за чистоту православия. Он пишет послания епископам, обличительные полемические сочинения против еретиков. Между 1492 и 1504 годами Иосиф в основных чертах завершает работу над главным трудом своей жизни — «Сказанием о новоявившейся ереси новгородских еретиков», получившем название «Просветитель». Еще в 1490 году ересь была осуждена церковным собором, но не разгромлена окончательно. Иосиф считает принятые меры совершенно не достаточными. Он не признает даже раскаяния еретиков, считая такое раскаяние лицемерным и требуя жестокого наказания — пожизненного отлучения от Церкви и заточения в темницу. В 1502 или 1503 году преподобный встречается с великим князем Иваном III, убеждая его в необходимости казней еретиков; при этом сам великий князь признается волоцкому игумену, что знал о ереси и потворствовал ей. Иосифа поддерживают и другие церковные иерархи. В 1504 году в Москве созывается новый церковный собор, на котором новгородские и московские еретики осуждены на казнь. В Москве и Новгороде запылали костры. «Тоя же зимы князь велики Иван Васильевич и сын его князь велики Василей Иванович всея Русии со отцем своим Симоном митрополитом и с епископы и с всем собором обыскаша еретиков и повелеша лихих смертною казнью казнити. И сожгоша в клетке диака Волка Курицына, да Митю Коноплева, да Ивашка Максимова декабря 27, а Некрасу Рукавову повелеша языка урезати и в Новегороде Великом сожгоша его. И тое же зимы анхимандрита Касиана Юрьевского сожгоша и его брата, и иных многих еретиков сожгоша, а иных в заточенье заслаша, а иных по манастырем», — свидетельствует летописец. (Федор Курицын, против которого были направлены главные обвинения Иосифа, либо умер еще раньше, либо по какой-то причине избежал наказания.)

Житие святого Иосифа сообщает о том, что суровость преподобного по отношению к еретикам вызвала ропот недовольства среди многих епископов и старцев. До нас дошло «Слово об осуждении еретиков» Иосифа Волоцкого, включенное в расширенную редакцию его «Просветителя», где преподобный оправдывает казни приверженцев ереси ссылками на Священное писание и свято-отеческую литературу. Особая роль в расправе над еретиками, по его словам, принадлежит великому князю. Иосиф показал себя решительным сторонником укрепления власти великого князя — сначала Ивана III, а затем его сына Василия III. (При том, что прежде он с осуждением отзывался об Иване, благоволившем еретикам.) Иосифа Волоцкого по праву считают одним из идеологов российского самодержавия. Ему принадлежит формула самодержавной власти православного государя: «Царь естеством подобен всем человеком, властью же подобен высшему Богу».

Преподобного Иосифа отличала суровость и нетерпимость не только по отношению к еретикам, но и по отношению ко всем своим противникам. Известны его столкновения по поводу церковного землевладения с преподобным Нилом Сорским. Иосиф считал возможным обвинять Нила едва ли не в ереси. Так, ему стало известно, что Нил, редактируя жития святых для своего трехтомного «Соборника», исключил некоторые, не внушившие ему доверия чудеса; следовательно, делал вывод Иосиф, заволжский старец не верит в чудотворцев. Впрочем, сомнения Иосифа вызвали резкую отповедь со стороны учеников Нила, в частности знаменитого старца Вассиана Патрикеева (в миру князя Василия Ивановича Косого).

Известно и столкновение Иосифа с новгородским архиепископом Серапионом (также причтенным к лику святых Русской Церковью). Причиной конфликта стал переход Иосифо-Волоколамского монастыря под покровительство великого князя Василия III, вызванный ссорой игумена с удельным князем Федором Борисовичем Волоцким. (Преподобный Иосиф жаловался на обиды, чинимые монастырю князем Федором: тот отбирал у монастыря деньги, не возвращал долги, а «старцев добрых хотел кнутием бити».) Переход этот состоялся без благословения новгородского архиепископа (под юрисдикцией которого находился монастырь) и даже вопреки его воле. Разгневанный Серапион наложил проклятие на Иосифа, отлучив его от Церкви. Преподобный обратился к защите митрополита и великого князя. Вопрос о новгородском архиепископе обсуждался на церковном соборе 1509 года: владыка был лишен сана, отправлен в заточение, а затем сослан в Троице-Сергиев монастырь, Иосиф же оправдан. Впоследствии между Иосифом и Серапионом произошло примирение. Между тем, преподобный достиг преклонных лет: ко времени созыва собора 1509 года ему было под семьдесят. Незадолго до своей смерти Иосиф, с согласия братии, назвал имя своего преемника на посту настоятеля Волоколамской обители — им стал его ученик Даниил, впоследствии поставленный митрополитом Московским. Заботу же о монастыре преподобный поручил самодержцу и государю всей Русской земли великому князю Василию III.

К тому времени преподобный тяжело болел. Он сам возложил на себя схиму, причастился Святых Тайн. Преподобный не мог даже сидеть, и братия носили его на службу и клали в церкви в особом, укрытом от посторонних взглядов месте, чтобы он мог слышать святую службу.

Преставился преподобный 9 сентября 1515 года, в 10-м часу ночи, когда братия пели в церкви. По свидетельству Жития, хоронил его пешношский игумен Вассиан, дядя преподобного Иосифа. Он же утешал осиротевших иноков, «хотя и сам не мог удержаться от рыданий и слез», по свидетельству агиографа. Погребен преподобный в своей обители, в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы, против алтаря.

Местное празднование преподобному Иосифу было установлено в 1578 году и подтверждено в 1589 году. Общецерковное же празднование установлено 1 июня 1591 года.

Церковь празднует память преподобного Иосифа Волоцкого в день его кончины, 9 (22) сентября.

Источник "Святые и чудотворцы России", Изд-во.: М. "Вече", 2000 г.



 
Святые и чудотворцы. Иосиф Волоцкий
Вам понравилось? Поделитесь с друзьями:

Последнее обновление 14.01.15 10:54


Возможно Вам это интересно...

Святые и чудотворцы. Сергий и Герман Валаамские| Святые и чудотворцы. Димитрий Прилуцкий| Святые и чудотворцы. Савва Сторожевский| Святые и чудотворцы. Кирилл Белозерский| Святые и чудотворцы. Павел Комельский| Святые и чудотворцы. Дионисий Глушицкий| Святые и чудотворцы. Максим Грек| Святые и чудотворцы. Митрополит Макарий| Святые и чудотворцы. Василий Блаженный|

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Знаете ли Вы кто такой Аристотель?

Интимная жизнь 16+


Вкл/Выкл Смайлы История Помощь
Вероника: Выгул собак. Как правильно выгуливать собаку?
Вероника: :O
Родриго : Рекомендации по выбору садовой мебели
Прораб : Специфичные особенности современного водостока
Огородник : Какой сорт огурцов выбрать для своего огорода
Доктор : Медицинский осмотр в клинике «Доктор Соран» - недорого и без очередей!
Прораб : Выбор паркетной доски в зависимости от материала
Света : Неплохой сайт. Спасибо
Света : :)
Уфолог : Сильфы
Эдмунд Берк : Тот, кто хвалится, что спит как младенец, обычно не имеет младенцев.
Уфолог : Случай с Ларчем в США
Уфолог : :O
Гость_2773 : Статуи острова Пасхи
Наталья : Спасибо за интересную информацию. Успехов
Психолог : Почему ворует ребенок?
Психолог : :O
Ветеринар : Стоит ли заводить хорька в качестве домашнего питомца?
Искусствовед : Современное искусство - рисунки песком на стекле
Искусствовед : :-) :)
Admin: Виды и типы отопления «link» ваших загородных домов
Admin: :-) :O
Сашка: Новенькое ... LG G5 «link» - это первый модульный смартфон, который поступит на рынок.
Admin: Выгул собак. «link» Как правильно выгуливать собаку?
Admin: Являются ли легкие сигареты «link» абсолютно безвредными?

Пожалуйста, авторизируйтесь.

Система Orphus
       Domashnij-portal.ru    Домашняя энциклопедия - Домашняя энциклопедия для дома и семьи!!!    Copyright © 2012 S.N.       Правила
Счетчик PR-CY.Rank сайта domashnij-portal.ru Яндекс.Метрика Crazymama. Top100 ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Домашняя энциклопедия для дома и семьи Проверка тиц pr domashnij-portal.ru